Один из законов расстановок гласит "По праву принадлежности никто не может быть исключен из системы, в которую он однажды пришел (например, родился) ".

А сегодня я увидела историю женщины, которой сообщили о смерти ребенка-инвалида, а потом спустя много лет выяснилось, что это ложь - ребенок остался жив.

Саму историю выложу чуть ниже, а сейчас хочу обратить внимание на то, что именно так выглядит исключение в системе рода кого-то из его представителей.

Для мамы больной ребенок оказался исключенным. Она посчитала девочку умершей, но при этом ее душа продолжала на нее смотреть.

И обратите внимание на состояние самой девочки, которая оказалась с практически отключенной нервной системой, в результате чего частично исчезла возможность воспринимать мир, проявлять себя в мире и, следовательно заявлять о себе.

Для меня это сигнал того, что девочка повторила чью-то судьбу. Это вторичное исключение в системе. Первичным могла быть чья-то контузия в момент бомбежки. Например, кого-то из родственников во Вторую Мировую войну. И этот человек, действительно, потеряв, например, память или слух и речь, оказался отрезанным от возможности вернуться к своим близким. И его посчитали мертвым.

В комментариях к оригинальной статье есть удивление читателей тем, что мама девочки так легко смирилась с ее смертью и даже не потребовала показать ей тело дочери для захоронения.

Но, именно это заставляет меня думать, что мать тоже переплетена с кем-то из тех, кто поверил в смерть близкого на полвека раньше настоящих событий.

Ну, а теперь читайте сами и делайте свои выводы...

девочка

Юля Кудрина, можно сказать, родилась заново. Прожив большую часть жизни в интернате, она вновь обрела семью.

Сама девочка не говорит и передвигается на коляске. У нее тяжелая умственная отсталость. Именно поэтому еще почти 16 лет назад маму девочки Наталью уговорили отказаться от ребенка.

"Парализована вся центральная нервная система. То есть была инфекция на тот момент в больнице, ей поставили препарат и не ту дозу. И парализовали центральную нервную систему. Она тебя не видит, не слышит, не чувствует, лежит и все", - рассказывает мать Юли Кудриной Наталья Пидтоптанная.

Фактически из-за врачебной ошибки девочка оказалась в доме ребенка. Наталья навещала Юлю, но перед очередным визитом врачи сказали, что ехать нет смысла. Девочка якобы умерла. Лишь через 14 лет хорошую новость Наталья Пидтоптанная узнала от судебных приставов.

"На вас, говорят, на алименты подали. Интернат. Я говорю, какой интернат? Алименты вам нужно будет платить. Суд был, госпошлину нужно оплатить", — говорит Наталья Пидтоптанная.

Эта новость шокировала Наталью. Выяснилось, что все это время девочка была жива. Врачи с благими намерениями сообщили о смерти ребенка, чтобы избавить женщину от обузы. Именно поэтому Юля все детство провела интернатах.

В Екатеринбург, в отделение "Милосердие" девочка поступила, когда ей было 4 года. Юлю перевели из Нижнего Тагила. Тогда она практически ничего не умела. Здесь Юля научилась хотя бы частично себя обслуживать. Теперь она умеет одеваться, кушать и даже немного ходить.

"Очень контактная девочка. Очень доброжелательная, улыбчивая. В силу своего заболевания она не говорила, но инструкции достаточно хорошо выполняла. В семье ей, несомненно, лучше, перспектив больше. Общение в семье и для здорового ребенка важно, а для такого ребенка — очень важно", говорит заведующая отделением "Милосердие" Екатеринбургского интерната Ольга Платонова.

В Екатеринбургском интернате для особенных детей отмечают тенденцию: в последнее время все чаще дети с поздним развитием и инвалидностью обретают свою семью. За год, помимо Юли, повезло еще 15 воспитанникам.

Юля интернат вспоминать не любит. Да и в семье этого не хотят. Здесь ей создают максимально комфортные условия. В сестре души не чает Ангелина. Девочки много времени проводят вместе. Юля учит ее пеленать кукол, а Ангелина делает сестренке прически. Пока только хвостики, но скоро, когда отрастут волосы, будут плести косы.

Для Юли это был первый новый год, который она встретила с семьей. В квартире до сих пор не разбирают елку, чтобы продлить ощущение праздника.

Прогулки для Юли — дело не простое. Хорошо, что в доме есть лифт. К сожалению, пандусов у подъезда никогда не было. Поэтому без помощи отца и брата Юле никуда.

"Да здесь и пандус даже не поможет. Все равно ей одной не справиться, даже и по пандусам. Хотелось бы на земле быть, построить свой дом. В частном доме намного было бы лучше", — говорит отчим Юлии Юрий Пидтоптанный

В феврале Юле исполнится 18 лет. Тогда удастся перевезти девочку за город. На строительство дома должно хватить пособия, которое копилось на счету Юли, когда она жила в интернате. Юля сможет больше времени проводить на природе, реабилитация пройдет быстрее.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *